*** TEST URL ADDRESS ***

10


9. (2-1) Он вновь остановился. Морковка сочинял письмо домой це- лую неделю. Гномы так обычно и делали. Вообще-то Морковка был двух метров ростом, но он появился на свет гномом, а лишь затем вырос человеком. Литературные усилия не легко давались ему, но он упорствовал. "Погода," - медленно и тщательно писал он. - "продолжа- ет быть весьма жаркой, " Эдвард не мог в это поверить. Он проверил записи. Он повторил проверку.Он задавал вопросы и, поскольку те были вполне детскими вопросами, люди давали ему ответы. И нако- нец он провел истинный праздник, побывав на Бараньей Вер- шине, где тщательный опрос привел его к шахтам гномов во- круг Медной Головы, а затем к совершенно незаметной поляне в буковом лесу, где достаточно быстро после нескольких ми- нут нетерпеливого копания из земли показались следы дре- весного угля. Он провел там целый день. Когда же он завер- шил, тщательно прикрыв все пожухшей листвой, солнце уже село. Но в одном он был уже совершенно уверен. В Анк-Морпорке вновь был король. И это было правдой. И это было судьбой, которая привела Эдварда осмотреть именно это место, когда у него возник свой План. И это было прав- дой, что это была Судьба, и что город будет спасен из его неприглядного настоящего, именно благодаря славному прош- лому. Он владел средством и он овладел окончанием. И т.д. ... Мысли Эдварда часто мелькали подобным образом. Он мог даже думать курсивом. Подобные люди нуждаются в наблюдении. Предпочтительнее с безопасного расстояния. "Меня заинтересовало в вашем письме то, что вы говорите о том, что приходят люди и спрашивают обо мне. Это так изумительно. Я пережил здесь Пять Тяжелых Минут, а сейчас я совсем знаменитость. Я был очень рад рад узнать об от- крытии седьмой шахты, не помню, писал ли я вам уже об этом. Я был очень счастлив дома, где я провел свое Славное Времечко. Иногда в мой выходной я иду и сажусь в погребке и стучу головой о рукоять алебарды, но это не то же самое. Надеюсь, что письмо найдет вас в Добром Здравии. Ваш верный, ваш любящий сын, приемный, Морковка. " Он согнул письмо, вложил иконографии, запечатал его куском воска, оттиснув большой палец, и спрятал во внутре- нний карман. Почта гномов на Бараньи Вершины была вполне надежной. Все больше и больше гномов отправлялось на зара- ботки в город, а поскольку гномы весьма рассудительны, то многие из них посылали деньги домой. Это и сделало почту гномов столь надежной, насколько возможно, особенно после того, как почта стала тщательно охраняться. Гномы весьма неравнодушны к золоту. Любой грабитель с большой дороги, скомандовавший "Деньги или жизнь"должен был бы принести с собой складной стул, пакет с завтраком и книгу для чтения, пока продолжаются дебаты. Затем Морковка умылся, натянул кожаные рубаху и штаны, кольчугу, нацепил нагрудник и, со шлемом под мышкой, весе- ло вышел, готовясь встретиться лицом к лицу с надвигавшим- ся будущим. Эта комната была совсем другой, впрочем неизвестно даже где она находилась. Это была тесная комната, штукатурка на стенах раскроши- лась, потолки провисли как днище у кровати толстяка. От мебели было еще теснее. Это была старая, хорошая мебель, но здесь для нее не было места. Ей было место в высоких, с раскатистым эхом, залах. А ее впихнули сюда. Здесь были темные дубовые сту- лья, огромные буфеты и даже латы. В этой убогой комнате за огромным столом сидело полдюжины людей. Для такого стола комната была убогой. В полумраке тикали часы. Тяжелые бархатные занавеси были задернуты, но несмотря на это сюда проникало много дневного света. Воздух был удушливым, как от дневной жары, так и от свечей в волшеб- ном фонаре. Свет лился только с экрана, на котором в сей миг красовался выразительный профиль капрала Морковки Чу- гунолитейного. Маленькая, но весьма изысканная аудитория посматривала на него с тщательно скрываемыми проявлениями чувств, как у людей, которые наполовину убеждены в том, что их хозяину не хватает в колоде половины карт, но они считались с тем, что их накормили обильной трапезой, и было бы невежливо так рано покидать ее. "Ну? " - сказал один из них. - "Думаю, что видел его, проходившего по городу... И что же? Он же просто стражник, Эдвард
0. (85-1) - сказал мистер Фланель. - "Что вы собира- етесь делать? Я исправно плачу свои налоги! " "В любой миг мы готовы пуститься в погоню
3. (20-1) "Все знают, что Убийцы установили за него плату в мил- лион долларов. " - сказала леди Лунная. "Такова цена за убийство. " "Меня не покидает чувство. " - сказал лорд Ржавый. - "что цена могла бы быть значительно выше, будь уверенность в том, что он окончательно мертв. " "О, боги! Куда подевалась гордость? Куда подевалась честь? " Присутствующие невольно подскочили, когда последний из лордов с'Мерть выпрыгнул из кресла. "Можете ли вы прислушаться к самим себе? Прошу вас, взгляните на самих себя. Кто из вас не замечал, что его семья не деградировала со времен последних королей? Вы что не можете припомнить - какими людьми были ваши пред- ки? " Он быстро обошел вокруг стола, так что все были вынуж- дены повернуться, чтобы видеть его. Эдвард с яростью ткнул пальцем. "Вы, лорд Ржавый! Ваш предок был произведен в бароны после убийства тридцати семи Пересудцев, вооруженный всего лишь шпилькой, не так ли? " "Да, но... " "Вы, сэр... лорд Льстивый! Первый граф привел двести человек к славной и эпохальной победе под Квирмом! Это что ничего не значит? А вы, лорд Вентури, и вы, лорд Джордж... сидя в ваших старинных домах в Анке, нося ста- ринные фамилии и владея огромными старинными капиталами, в то время как Гильдии - Гильдии! Отребье из торговцев и купцов! И подобные Гильдии, доложу я вам, имеют голос в борьбе за город! " Он в два прыжка достиг книжного шкафа и швырнул на стол огромную книгу в кожаном переплете, ко- торая сшибла бокал лорда Ржавого. "Книга лордов Твурпа. " - прокричал он. - "На каждого из нас есть страница. Мы владеем этим городом. Но этот че- ловек вас загипнотизировал. Уверяю вас, что он из плоти и крови и простой смертный. Никто не пытался убрать его, ибо почему-то думают, что это может привести к весьма неприят- ным последствиям для них! О боги! " Его аудитория мрачно поглядывала на него. Все это было правдой, но разумеется...если вам взбрело вдруг в голову изложить это в подобной манере. Но это прозвучало не луч- шим образом из уст напыщенного юноши, яростно вращавшего глазами. "Да, да, добрые старые деньки... Высокие шпили, вымпелы и кавалерия, и все прочее... " - сказал виконт Конькобе- жец. - "Леди в шляпках в горошек. Юноши в доспехах. Лупят друг друга чем ни попадя, и вообще черт знает что. Но зна- ете, мы должны идти в ногу со временем... " "Это был золотой век
9. (42-1)Да, Двоеточие
9. (2-1) Он вновь остановился. Морковка сочинял письмо домой це- лую неделю. Гномы так обычно и делали. Вообще-то Морковка был двух метров ростом, но он появился на свет гномом, а лишь затем вырос человеком. Литературные усилия не легко давались ему, но он упорствовал. "Погода," - медленно и тщательно писал он. - "продолжа- ет быть весьма жаркой, " Эдвард не мог в это поверить. Он проверил записи. Он повторил проверку.Он задавал вопросы и, поскольку те были вполне детскими вопросами, люди давали ему ответы. И нако- нец он провел истинный праздник, побывав на Бараньей Вер- шине, где тщательный опрос привел его к шахтам гномов во- круг Медной Головы, а затем к совершенно незаметной поляне в буковом лесу, где достаточно быстро после нескольких ми- нут нетерпеливого копания из земли показались следы дре- весного угля. Он провел там целый день. Когда же он завер- шил, тщательно прикрыв все пожухшей листвой, солнце уже село. Но в одном он был уже совершенно уверен. В Анк-Морпорке вновь был король. И это было правдой. И это было судьбой, которая привела Эдварда осмотреть именно это место, когда у него возник свой План. И это было прав- дой, что это была Судьба, и что город будет спасен из его неприглядного настоящего, именно благодаря славному прош- лому. Он владел средством и он овладел окончанием. И т.д. ... Мысли Эдварда часто мелькали подобным образом. Он мог даже думать курсивом. Подобные люди нуждаются в наблюдении. Предпочтительнее с безопасного расстояния. "Меня заинтересовало в вашем письме то, что вы говорите о том, что приходят люди и спрашивают обо мне. Это так изумительно. Я пережил здесь Пять Тяжелых Минут, а сейчас я совсем знаменитость. Я был очень рад рад узнать об от- крытии седьмой шахты, не помню, писал ли я вам уже об этом. Я был очень счастлив дома, где я провел свое Славное Времечко. Иногда в мой выходной я иду и сажусь в погребке и стучу головой о рукоять алебарды, но это не то же самое. Надеюсь, что письмо найдет вас в Добром Здравии. Ваш верный, ваш любящий сын, приемный, Морковка. " Он согнул письмо, вложил иконографии, запечатал его куском воска, оттиснув большой палец, и спрятал во внутре- нний карман. Почта гномов на Бараньи Вершины была вполне надежной. Все больше и больше гномов отправлялось на зара- ботки в город, а поскольку гномы весьма рассудительны, то многие из них посылали деньги домой. Это и сделало почту гномов столь надежной, насколько возможно, особенно после того, как почта стала тщательно охраняться. Гномы весьма неравнодушны к золоту. Любой грабитель с большой дороги, скомандовавший "Деньги или жизнь"должен был бы принести с собой складной стул, пакет с завтраком и книгу для чтения, пока продолжаются дебаты. Затем Морковка умылся, натянул кожаные рубаху и штаны, кольчугу, нацепил нагрудник и, со шлемом под мышкой, весе- ло вышел, готовясь встретиться лицом к лицу с надвигавшим- ся будущим. Эта комната была совсем другой, впрочем неизвестно даже где она находилась. Это была тесная комната, штукатурка на стенах раскроши- лась, потолки провисли как днище у кровати толстяка. От мебели было еще теснее. Это была старая, хорошая мебель, но здесь для нее не было места. Ей было место в высоких, с раскатистым эхом, залах. А ее впихнули сюда. Здесь были темные дубовые сту- лья, огромные буфеты и даже латы. В этой убогой комнате за огромным столом сидело полдюжины людей. Для такого стола комната была убогой. В полумраке тикали часы. Тяжелые бархатные занавеси были задернуты, но несмотря на это сюда проникало много дневного света. Воздух был удушливым, как от дневной жары, так и от свечей в волшеб- ном фонаре. Свет лился только с экрана, на котором в сей миг красовался выразительный профиль капрала Морковки Чу- гунолитейного. Маленькая, но весьма изысканная аудитория посматривала на него с тщательно скрываемыми проявлениями чувств, как у людей, которые наполовину убеждены в том, что их хозяину не хватает в колоде половины карт, но они считались с тем, что их накормили обильной трапезой, и было бы невежливо так рано покидать ее. "Ну? " - сказал один из них. - "Думаю, что видел его, проходившего по городу... И что же? Он же просто стражник, Эдвард
.. (55-1) "От чего? " - спросила младший констебль Любимица, за- мыкавшая строй новобранцев. "А, вы понимаете.Орды варваров, воинствующие туземцы, шайки бандитов...и т.п
i. (74-1) - сказал он. - "Мы не услышали от него ни единого слова за день, когда он услыхал, что должны вербовать рекрутов из троллей.А потому мы должны набирать гномов, иначе хлопот с ними не оберешь- ся.Я - тоже гном, но здешние гномы этому не верят
n. (39-1) Двоеточие глянул вниз и сделал шаг назад.Его громадней- ший живот сдвинулся в сторону, чтобы обнаружить повернутое лицо младшего констебля Жвачки с выражением смиренного по- нимания и обладавшего одним стеклянным глазом. "А...верно
f. (59-1) - сказал Морковка. - "Сержант Двоеточие отдаст вечерний рапорт.Я жду
o. (56-1) "Что? Только мы? " "Мы? Нет, нет!" - засмеялся Морковка. - "Если бы вы увидели такое, то изо всех сил звонил бы колокол